Вторник, 17.10.2017, 12:26
 
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Трезвенник | RSS
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта
 
 
Горячие новости:

Чем больше денег - шире пальцы. Чем лучше бронь - тем круче яйца.

Ждём обновления и поправки багов.

Основная цель - кач.
Второстепенная - место в топе
.

 
 
Глава I
 
Наемники - люди, промысел, которых убивать, берутся за самую грязную работу по ликвидации неугодных, редко им перепадает сопровождение грузов или какого-нибудь чиновника, эта работа "Федералов". Их ценность не жизнь, не оружие, а деньги и влияние. За кредиты можно купить что угодно и кого угодно, влияние же - кто будет давать хорошие заказы жалким и неизвестным бойцам? Лишь известным, заработавшим отличную репутацию у работодателей, наемникам перепадали высокооплачиваемые дела.
 
Старый заброшенный аэродром некогда был полностью военизированным с множеством складских сооружений, несколькими диспечерскими вышками, десятками ангаров для самолетов. После произошедшего взрыва, разрушевшего большую часть аэродрома, сооружений и взлетную полосу, "федералы" покинули его. Причину взрыва так и не установили, но самая объективная версия военных была для СМИ - нарушение противопожарной безопасности на складах ГСМ, плюс дитанация складов вооружения. Мародеры после ухода "федералов" растащили все то, что можно было продать барыгам: цветной и черный металл, какие-то запчасти от техники. С тех пор аэродром превратился в свалку, зарос кустарником, место было гиблым, к тому же можно было нарваться на неразорвавшиеся боеприпасы. Люди обходили стороной это место, да и что им делать на свалке мусора и обломков.
 Именно в этом месте и поселился профессор-отшельник. Невысокий, сгорбленный старикашка с седой и редкой бородкой, постоянной улыбкой и бормочавшего что-то под себе нос, страдающий раздвоением личности. В свое время он работал в иследовательском центре ВНИЦБИ-18 на "федералов", но из-за бредовых идей в биоинженерии, генетики и кибернетики его "списали", посчитав чокнутым. Свои идеи он решил воплощать в жизнь в уединении от людей. Заброшенный аэродром - самое подходящее место.
 В северной части свалки, в одном из более мение сохранившихся ангаров, около диспечерской вышки Чарльз, так его звали, обустроил свою лабораторию. Оборудовал ангар с внешней стороны видеонаблюдением, автономными пулеметами, сенсоры которых реагировали на движение теплокровных тварей и мгновенно открывали огонь по ним. Из них частенко ученый-псих отстреливал бродячих собак, лазающих по свалке, ради развлечения. Внутри сооружения стояли беспорядочно столы с множеством пробирок, колб и другой посуды, в центре был пульт управления охранной системой, несколько компьютеров, у западной стены ангара - шкафы с документацией, различные застекленные витрины с какими-то баночками, пара холодильнков и балоны с житким азотом - у восточной стены, даже оборудовал вакуумную камеру. Помещение хорошо освещалось тремя десятками ламп, но на столах стояло дополнительное освещение. Так как Чарльз врезался каким-то образом в инфастуктуру города, он не испытывал недостатка в воде и электричестве.
 Помошников у него не было жил и работал он совершенно один, не доверял он всяким лаборантами и подмастерьям. Последнего, кто с ним работал - престрелил из-за того, что парень на ночь случайно отключил систему охраны. Вообще гостей профессор не жаловал, предпочитая говорить о делах на нейтральной стороне.
 Чарльз редко бывал в городах, лишь нужда в закупке сырья заставляла его появлятся среди людей. При каждом таком визите он брал с собой пару больших рюкзаков со своими изобретениями, которые продовал наемникам. Его побрекушки охотно раскупали бойцы это были различные оптические прицелы, модернизированные стволы, инекции, способные за пару дней поднять на ноги тяжелораненных, заживляющие мази, придуманные им рюкзаки, различные бронижелеты облегченные, но очень прочные.
 

 Колонна машин, выехавшая из Денвера, подъезжала к аэродрому со стороны взлетной полосы. Пожалуй это единственный проходимый путь для автотранспорта в этом убогом месте. У руин какого-то сооружения, видимо это остатки диспечерской вышки, транспорт остановился, вооруженные люди выходили из джипов, озирая гиблый аэродром, на всякий случай щелкнули затворами стволов и, не ставя на предохранители, рассредоточились на случай агрессии. Из головного "Хаммера" вышел командир бойцов с каким-то парнем, явно не наемник. Высокий, загорелый, темноволосый, с небритым пару дней подбородком, на правой щеке багровел вертикальный толстый шрам, в российском комуфляже "горизанталка", в тяжелых военных ботинках, поверх одет бронник, служивший разгрузкой. Знаков различия на комуфляже не было, лишь был подшит китель. Из правого нагрудного кармана торчала антена радиостанции, на протертом ремне  висел АК. Нрав у него был жестковатым, но он не входил в состояние беспамятной агрессии, был уравновешенным, справедливым, а жесткость выработалась, когда наемник начал командовать отрядом. Командир достал из кармана охотничий нож и яблоко, срезав мякоть, начал жевать и обратился к парню:
- Ты говоришь он тут живет? - обратился командир к гражданскому.
- Да-да, тут, вон в том ангаре. - ответил пацан, указав рукой на "симпатичное" сооружение.
- Что ж, двинули!
 Не успели бойцы сделать и пару шагов, как проводник затрындел.
- Господа, у него, как говорят, отличная система охраны, камеры и пулеметы. Они...Они сами открывают огонь, нам... Нам не подойти.
- Не понял, ты че, щенок - наемник схватил за грудки проводника. - Ты сказал, что сможешь без проблем нас провести к нему, а теперь, бл*, мы узнаем, что у него там чутли не форпост.
- Я, я..ээ - проводник понимал, сказав не то, он мог остаться достопримечательностью свалки, - Я поговорю с ним..
Командир отпустил парня, харкнув ему под ноги, и толкнул его вперед:
- Давай, отрабатывай свои кредиты, вали к ангару!
Парень побрел по свалке, прячась за обломки зданий, ближе и ближе подкрадываясь к анграру, и оглядываясь назад на наемников. Прыгая между руинами, проводиник увидел как один из стволов пришел в движение.
Сенсор сработал, пулемет подкорректировался под цель и затрещал. Столб пыли подняли врезавшиеся в обломки здания, землю пули, засвестели рикошеты, посыпались искры, обломки,  смертельный ураган свинца длился около двух минут, сопровождаемый нечеловеческим криком. Ствол замолчал. Одна из камер повернулась, куда палил пулемет. Минуты три тишины, нарушает один из наемников:
- Бл*, пипец пацану!
- Ага, в капусту его.
Командир расстроено цокнул и снова сплюнул на землю. Пыль начала осядать и...
- Глянте, он жив. - удивился боец в фашистской каске.
Парень лежал между бетонными блоками, закрываемые обломком плиты и махал наемникам палкой. Поднятся он не решался, зная, что пулемет не даст ему второго шанса.
- Живучий какой, счастливчик, мать его. - выкрикивали бойцы.
- Ставлю полтиник кредитов, на то что он не высунется.
- Сотню, на то что не переживет, следущей очереди.
- Десятку, он доберется.
Наемники начали громко ржать и кричать парню подстрекающие фразы.
- А ну-ка девченки, тихо, епть, устроили, бл*, тотализатор. - Крикнул командир. - Эй, парень, мы заждались, давай двигай.
Пацанчик придумал ход с белым флагом. Он снял комуфляжный китель, стянул белую, а точнее уже серую майку. На палку, которой махал он наемникам, нацепил "флаг" и принялся усердно подавать сигнал профессору.
- Умно придумал, парламентер хренов, - высказался водила командирского "Хаммера". Называли его Вертух. Водитель командира представлял собой рослого парня лет двадцати пяти, с чистым, но уже обветренным боями лицом, имел хищный взгляд - такой трудно выдержать. Носил черную форму с множеством карманов, но как у командира отряда, на форме знаков различия не было. Имел особенность, точне слабость, холодное оружие, с которым оброщался лучше всех в отряде. На поясе был ремень с шестью ножнами, ножы в них были из лучшей стали, отлично сбалансированны. Отряд никогда не забудет, как Вертух, разделался с двумя противниками своими ножами, буквально нашинковав их как петрушку для салата. 
Молодой проводник уже минут пять размахивал "белым флагом", в надежде на благосклонность ученого.
- Хе-хе, кто же это такой, хе-хе, впервые вижу, чтоб ко мне и так вот, хе-хе. - бормотал ученый, вглядываясь в монитор.
- Что, хе-хе, ему нужно? Как ты думаешь, хе-хе, Чарльз, может ему открыть? - начал сам с собой разговаривать ученый.
- Доктор, ты меня пугаешь, может не надо!
Спор ученого с самим с собой длился около десяти минут, "доктор" не выдержал и сказал:
- Я все таки тут главный, хе-хе, я открою, а ты сиди тут, хе-хе.
- Ты там не устал лежать, паря? Я сейчас сам тебя вальну, если не вылезишь. - кричал командир.
Уставший махать парень, было уже расстроился и смирился, что ему вновь придется лезть под пули, отбросив древко и стал подниматься, как вдруг ему снова крикнули:
- Эй, партизан, тебе повезло, ученый открыл дверь!
- А сработало, ха, молодец паря! - прокричал Вертух.
- Бл*, надо было больше ставить, так давайте по десяточке, ребятишки. - расстроился один из тотализаторщиков.
- Парень, что тебе нужно? Я, хе-хе, не люблю гостей, проваливай, хе-хе!
- Я привел тебе людей, серьезных людей. - не вылазия из-за укрытия сказал проводник!
- Что за люди, хе-хе? Что за серьезность, хе-хе? Зачем, хе-хе?
- Они, как я знаю, наемники. Твои знания им нужны.
- Мои знания, хе-хе, интересно-интересно!
Стоящие в далеке бойцы с трудом разбирали, что говорит парень и совершено не слышали профессора.
- Бл*, очем они там трещат! - недовольствовал командир.
- Наверно уговаривает парень не стрелять, да и про нас он что-то упомянул. - ответил наемник с аккуратной бородкой "испанкой".
Этот парень был похож на викинга выше среднего роста, светло-русый. Здоровые ручищи сжимали помповик, на правом запястье вырисовывалась татушка - парашютный купол. Когда-то Доза, так его звали, служил в Российском ВДВ, был офицером, но из-за ссоры с командованием, уволился. Сейчас Доза был одним из главных помошников командира, старшим второго корпуса наемников.
 С доктором проводник побеседовал еще четверть часа, после чего ученый удалился и сразу же появился:
- Выходи, я отключил пулеметы, хе-хе.
- Док, зря ты их пускаешь.
- Заткнись Чарльз.
Парень вышел из-за укрытия, махая наемникам, показывая, что все в порядке.
- Вертух, дай мне папку. - сказал главный водиле.-  А ну-ка девчонки, со мной пятеро, остальные здесь.
 С командиром пошли Доза, Дежавю - один из прямых помошников лидера, коренастый, средних лет, немного прихрамывающий на левую ногу - в одной из разборок пуля зацепила кость бедра. Любил кубинские сигары, если почувствуюешь запах табака, именно табака, а не сигаретный дым, знай это Дежавю закурил. Храмой наемник оставил "Калаш" в машине, с собой лишь взял излюбленный  револьвер "Магнум", хранившийся в расшитой узорами кабуре. Так же лидер указал на Черного. Немногословного высокого и худощавого паренька со шрамом на шее в виде петли. Так звали его сокращая, вообще-то его полное прозвище Черная Смерть и пошло оно от одной особенности. Своим противникам, без разницы убитый или еще предстоит бедолаге умереть, Черный давал метку с изображением черепа и числом "666". Неудачник вмгновенье чувствовал мандраж от такого подарка. Черный был наемником с рождения, вырос в Европе, а работал в Африке, совместно с сомалийскими наемниками. Говорят, африканские духи благосклоны к нему, как раз из-за этих черных меток, а шрам от висельницы - хотели повесить, но оборвалась веревка, да и своих обидчиков завалил. Четвертым был Туборг, плотненький мужчина с животом от пива. Наемник был седой, не от старости, а от жизненого опыта, слишком в больших передрягах он был, но фортуна была на его стороне, всегда выходил живым.
Раньше служил в Белоруссии в каком-то разведбате, отличный, профессиональный следопыт, пожалуй, лучший в своем роде в отряде, да и во всем Денвере. Пятым назначен был Рок или Черный Рок, этот парень всегда слушал музыку, никогда не расставался с плеером. Во время боя одно ухо с гарнитурой радиостанции, другое с наушником МРтришника. Высокий, плотный с бородой как у байкера, да и с повадками такими же,  волосы завязаны в хвост. Поверх комуфляжа носил косуху старую, петертую, клепок почти не было, но это любимая косуха. Рок, раньше учился на медицинском, на хирурга, и в отряде лучше других обращался с бинтами, пинцетами и скальпелями.
Водитель достал из бордочка толстую папку бумаг и передал командиру.
- Дюхер, ты за меня тут если что. Гопота обьявится вали их.
- Добро, командир, сделаем.
Дюхер, немец по происхождению, как и присуще немцам - педант, пунктуальный. Среднего роста, худощавый, блондин. Одет в немецкий комуфляж "Вundеsver", но подшит, как командир, десантный вариант. Левое ухо Дюхера было порвано- какой-то отморозок натравил на него добермана, собака клацнув челюстями хотела вцепиться в горло, немец увернулся, но ухом пожертвовал. Доберман тогда с ножом в боку лежать остался, а того мудака, Дюхер лично вздернул. Не любил он животных убивать.
 Шесть человек вышли из-за разрушеной вышки, направляясь к ученому, поровнявшись с проводником сказали:
- Дуй обратно, позже получишь свои кредиты.
- Меня зовут, Бред, я командир вольнонаемных бойцов. - представился наемник. После чего назвал по именам своих товарищей.
- Хе-хе, я - Чарльз, профессор биоинженерных, биохимических наук, лауреат международных, хе-хе, премий в области генетики и кибернетики, к тому же первоклассный, хе-хе, хирург и механик.
- В посленем мы уже убидились.
Наемники уже находились в ангаре ученого, вовсю крутили головами. Как такую лабораторию можно создать на свалке и одному человеку? Молодец одним словом, явный псих.
- Почему ты не работаешь на ООН, НАСА или на Восточноевропейский конгресс? - поинтересовался Дюхер.
- Это, хе-хе, долго рассказывать, они думают - я чокнутый, сумасшедший, но я гений, хе-хе, лучший среди них, этих "ботаников", хе-хе.
- Ясно, - усмехнулся Бред, - что ж, раз ты лучший, мы пришли по адресу.
- А в чем, хе-хе, собственно дело? - спросил Чарльз раскручиваясь в офисном кресле. - Чем, скромный профессор, может помочь, хе-хе, вам?
Командир встал, немного походил и протянул папку Чарльзу:
- Здесь секретные разработки НАТО, бумаги, диски о препарате "Универсал", слыхал о таком? Так вот, нам нужно, что бы ты создал его, НАТОвцы этого уже не сделают, думаю ты знаешь такого Грега Гарета. - Бред сделал жест будто перерезал горло. - Ты будешь первым, кто создаст великое чудо, кто откроет секрет супер-человека.
- Гарет? Хе-хе, его нет?
Бред кивнул:
- Как и его разработок у НАТО.
- Хе-хе, интересно-интересно, так вы говорите у вас разработки "Универсала", это ведь, хе-хе, тот препарат, о котором я думаю?
- Не знаю о чем ты думаешь, но этот "Универсал" - начал говорить более менее разбирающийся в науках Рок, - способен увеличить физическую силу, выносливость, реакцию, чувства восприятия мира в десятки раз, так же увеличивается биохимический синтез в организме. Регенерация поврежденных тканей происходит за минуты, вдобавок организм получает иммунитет практически от всех заболеваний, даже от укусов змей.
- Хе-хе, интересно, это именно тот препарат, о котором я, хе-хе, и думал. Грега я знал очень, хе-хе, хорошо, пристрелил бы его, но вы меня опередили, хе-хе, - ученый стал кужиться в кресле, прижимая папку к груди и громко смеяться.
Наемники немного удивились такому поведению профессора, Дежавю даже покрутил пальцем у виска. Командир лишь ухмыльнулся, соглашаясь с товарищем.
- И так продолжим, Чарльз. - сказал Бред, потирая небритый подбородок. - Ты создашь "Универсал", все что тебе надо, люди, деньги, сырье мы тебе предоставим.
- Я, я, хе-хе, попробую, сначала надо изучить бумаги, хе-хе, составить программ..
- Так, стоп, бл*, - перебил ученого командир. - Ты сделаешь? Сколько времени тебе надо?
 Глаза профессора засверкали в предвкушении славы, теперь никто не посмеет назвать его "Чокнутым", люди начнуть уважать его, любить... Он, доктор Чарльз Стоун, станет величайшем из ученых. Постоянная улыбка ученого расползлась еще шире от таких мыслей.
- Док, мы даем тебе полгода, через шесть месяцев, мы должны довольствоваться уже готовыми результатами, а не удачными экспириментами, тебе ясно? - предупредил Доза.
- Хе-хе, господа, а почему вы именно меня попросили об этом?
- Доктор, для вас это глупый вопрос.
- И все же, хе-хе?
- Ни одна научная оргаинзация, - начал Бред, - не возьмется за такое, точнее возьмется, но нас уберут, ты понимаешь, в каком смысле, ведь они, эти разработки, НАТО пренадлежат. Продать эти документы - барыги не станут брать их, боятся, да и стукачей среди них много, на нас наводку дадут. А ты Чарльз, независим, для тебя нет ограничительных рамок, ты ищешь выгоду для себя, а мы для себя, создав для нас этот препарат, ты станешь знаменитым, и ты не продашь эти документы - в изобретении "Универсала" твой звездный час. И к тому же ты лучший.
Профессор внимательно слушал наемника, местами кивал, поднимал указательны палец, смеялся.
- Интересно-интересно, хе-хе вы рассуждаете. Так, хе-хе, вы будете спонсировать все расходы.
- Все расходы, касаемые препарата. - поправил Бред.
 
 
Copyright Beer clan ©
Хостинг от uCoz